суббота, 9 марта 2013 г.

Валентин Пикуль



Совсем недавно открыл для себя такого писателя, как Валентин Пикуль. Практически, за два подхода прочитал «Битву железных канцлеров», а сейчас дочитываю второй том романа «Фаворит». Если бы я в школе читал такие книги, то по истории непременно имел бы не просто наивысший бал, а - почет и уважение. История, сама по себе, - наука интересная, но такое явление, как «исторический роман», делает её еще более доступной и захватывающей.
Читая книги Пикуля, ты как бы становишься одним из участников определенного исторического периода и начинаешь воспринимать этот период ни как тихий монотонный отголосок минувших эпох, а как цельную симфонию, звучащую именно для тебя. Порой, ты проникаешь в тайны царского двора, порой, участвуешь в обсуждении международной политики, как министр иностранных дел, порой, принимаешь решение вместо адмирала флота, отдавая приказ русской эскадре, атаковать фрегаты противника.
Каждый мало мальски уважающий себя человек, по-моему, должен знать историю своей страны и своего города. Нам, николаевцам, поэтому особенно важно прочитать роман «Фаворит», так как в нём подробно описан тот исторический период, который дал начало нашему славному городу корабелов.
В сегодняшнюю постиндустриальную эпоху молодым поколениям прививают потребительскую психологию «безвременья», то есть ту, которой не важно, какое прошлое имели твои предки, к какому народу ты принадлежишь, по какому пути развития идешь. Для этой психологии такие культурные аспекты – не важны! Важно одно – живи сегодняшним днём и набивай своё «чрево». Вот только, есть одна маленькая особенность настоящего русского сердца – ностальгия по героическому прошлому предков и жажда восстановить правду о своем «роде». Вот эта самая особенность нашего сердца, в скором (относительно, с позиций исторических) времени сделает очень существенный переворот в общественном сознании.
Так что, друзья, читайте книги Валентина Пикуля (кроме тех двух, о которых шла речь в этой статье также советую прочитать «Нечистую силу»).
Напоследок размещаю коротенький отрывок из романа Валентина Пикуля «Битва железных канцлеров».

19 октября – в день лицейской годовщины, словно справляя тризну по ушедшим друзьям юности, - Горчаков выступил с циркуляром, объявляя всему миру, что Россия отказывается от соблюдения статей трактата о нейтрализации Черного моря.
Жомини предупредил его:
- Ждите! Сейчас на вас обрушатся молнии.
- А мне, поверьте, совсем не страшно. Я ведь знаю, что изнутри России я буду поддержан всеобщим мнением от самых низов народа – повсеместно и поголовно…
Протесты сразу посыпались, как мусор из дырявого мешка. Посол королевы Виктории не находил слов, чтобы выразить возмущение, обуявшее прегордый Альбион:
- Ваш циркуляр встречен в Лондоне с ужасом!
Выстояв под словоизвержением, князь сказал:
- Чрезвычайно вам благодарен! Вы дали мне возможность прослушать эрудированную лекцию по международному праву… Некоторые моменты на эту тему я даже освежил в памяти.
На пороге уже стоял австрийский посол Хотек:
- Вена прочла ваш циркуляр с крайним удивлением!
- И только-то? Право, не узнаю гордой Вены… Лондон более выдержал свой характер, придав лицу Дизраэли выражение Горгоны. Но господин посол, прошу помнить, что Россия на Черном море плавала и будет плавать. Лично вам, как чеху, я напомню о чешских демонстрациях в Праге, где ваши собратья по крови приветствуют возрождение русского флота…
Явился и скромный де Габриак – от правительства Франции, которое из Парижа бежало в Бордо. Горчаков улыбнулся:
- Дорогой маркиз, вы же понимаете, что ваш протест выглядит наивно. Я послал циркуляр в Бордо не из политической необходимости, а лишь из  чувства элементарной вежливости.
От посла Италии он отделался одним ударом, напомнив, что в разгар боев под Севастополем итальянцы зарились на Крым:
- Откуда у вас эти захватнические потуги?..
Горчакова навестил и посол далекого Вашингтона:
- Америка никогда не признавала условий Парижского трактата. Эскадры флота Соединенных Штатов в вашем распоряжении. Скажите слово, и наши мониторы появятся на Босфоре, готовые залпами по сералю султана Турции расплатиться с Россией за все услуги, которые она оказала президенту Аврааму Линкольну в его борьбе с Южными Штатами…
- Я тронут, - сказал Горчаков. – Передайте благодарность конгрессу. Но война ограничится порханием бумаг. Потом все бумаги подошьют в дела архивов, а мы, успокоив нервы валерьянкой, приступим к возрождению Черноморского флота.
Когда все бомбы взорвались и осколки пронесло над головами Горчакова, он сел к столу и вдогонку за циркуляром разослал по столицам Европы ответные ноты. В них он решительно подтвердил, что ни при каких обстоятельствах российская нация не откажется от принятого решения!
Твердый тон – это был самый верный тон.
Все попытки давления Горчаков смело отметал.
……………….
В зале министерства накрыли стол для торжественного банкета. С бокалом шампанского выступил седенький Тютчев:
Князь, вы сдержали ваше слово!
Не двинув пушки, ни рубля,
В свои права вступает снова
Родная русская земля.
И нам завещанное море
Опять свободною волной,
О кратком позабыв позоре,
Лобзает берег свой родной.

3 комментария:

  1. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  2. В принципе подписываюсь под каждым словом очерка, только вот закончив недавно "Нечистую силу" мне вдруг подумалось, что все же без определенной базы знаний читать его книги не стоит, поскольку все равно они субъективны (даже очень). Читатель рискует полностью перенять чужое мировоззрение и 100%е отношение автора к личностям, как бы тот не пытался быть беспристрастным (что и произошло со мной в свое время, когда я слишком рано прочитала "Фаворита"=) ) В любом случае его книги нужно пропускать через собственные "фильтры", как и любую литературу.

    ОтветитьУдалить
  3. Так как литература художественная, а не научная, то мы понимаем, что автор приложил к определенным историческим событиям свою фантазию. И, безусловно, чтобы иметь четкое понимание об исторических персонажах его книги, следует ознакомиться с другими источниками информации.
    Мне, почему-то, кажется, что писав это замечание, вы думали о Екатерине и Потемкине, не так ли?
    Вам признаюсь, что те герои, которые вдохновили меня, после прочтения этой книжки, - это Суворов, Ушаков, Грейг и Прошка Курносов (о последнем же я, вовсе, не знаю – реальная ли это историческая личность или вымышленный герой).
    Касательно Суворова и Ушакова, то прежде полученные мною исторические знания об этих личностях не нашли противоречий с книгой Пикуля.

    Спасибо за комментарий!)

    ОтветитьУдалить