пятница, 11 января 2013 г.

Отрывок из книги Норда "Тайна вседозволенности"



- Вот и пришли, – Татьяна указала на келью, стоящую у склона небольшой горы. Четырехстенная деревянная келья была не более двух метров высотой и имела низкие двери, такие, что приходилось наклоняться, чтоб попасть внутрь. Она была срублена "в замок" из бревен, обтесанных как снаружи, так и внутри. Треугольная крыша тоже была деревянной. Строение напоминало русскую избу.
- Отец Михаил, – девушка постучала в дверь, но ответа не услышала. Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь, там никого не было. Стас краем глаза успел окинуть пространство комнаты, которое было очень тесным, там с трудом могли разместиться даже два человека. В одном углу кельи стояли православные иконы, а в другом большой крест с Распятием.
- Он, наверное, на краю обрыва молится, – сама себе прошептала под нос Татьяна и направилась к крутому холму, подножье которого лежало в тридцати метрах от этой избушки. Стас следом за девушкой вскарабкался на холм, и его взгляду открылся чудеснейший пейзаж. На краю обрыва, между двумя огромными пиниями, сидел седой старик в черном одеянии, перед которым расстилался залив среди острых прибрежных скал. На горизонте в солнечных лучах переливалось Ионическое море, будто сверкая мириадами драгоценных камней. Где-то в   вышине прозрачного неба, проплывали розовые облака. Этим итальянским соснам, между которыми на коленях молился старец, было несколько сотен лет, так как ветви густых зонтикообразных крон были распростерты горизонтально. Недалеко от старца, на зеленой траве, дремала ящерица, вылезшая погреться на солнышке. Чувство умиротворения завладело сердцем Стаса. Он застыл, словно сбитый с толку этой внезапной гармонией природы и человека, который сидел смиренно у обрыва.
- На сегодня я свою задачу выполнила, – шепнула на ухо Стасу Татьяна, прислонившись ближе к нему. – До завтра! – Она уже собиралась уйти, но еще напоследок добавила: - Не нарушай молитвы, подожди несколько минут.
- Мы завтра вновь увидимся?
- Неужели ты хочешь сменить проводника? – мило улыбнулась девушка.
- До завтра, – с душевной теплотой ответил Стас, и Татьяна спустилась с холма.
Легкий ветерок обдувал лицо, а сверкающее полотно залива внизу, опоясанное серо-зелеными скалами, будто золотое игристое вино в чаше из малахита, дарило сознанию спокойствие. Если смотреть на карту мира, то этот залив располагается между каблуком Итальянского сапога на востоке и его носком на западе. Вдалеке, там, где горизонт соприкасался с линией Ионического моря, плыла огромная белая яхта, паруса которой надувал ветер. 
- Здравия Вам и любви, дорогой мой друг! – преподобный Михаил поприветствовал Стаса, который засмотрелся вдаль и не увидел подошедшего к нему старца.
- Здравствуйте! – протянул руку патриарху всея Руси удивленный мужчина, который до этого дня видел вседержителя Русской Православной церкви только по телевизору.
- Какая красота, – преподобный Михаил провел рукою в направлении обрыва, с которого было видно залив, как на ладони. – Не кажется ли вам, что все это будто бы было создано нарочно, чтобы радовать наш взор?
- Не знаю, – задумавшись, ответил Стас, при этом рассматривая убранство человека, который освободил его из под жесткого надзора «всевидящего ока». На нем висели длинный, до пят, подрясник и ряса с широкими рукавами, скрывающими ладони. Одеяния были из легкой ткани, скорее всего льна, и выкрашены в черный цвет. Ряса была ушита в талии, прилегая к телу и с боков, и со спины. На ногах были кожаные сандалии.
- Зато я знаю, что нарочно, а не случайно. Поверьте мне на слово, хотя, в наше время это редкость, – искренне улыбнулся старец. На его груди висел золотой крест, размером чуть меньше ладони. Практически до самого креста спускалась густая борода, такого же серебристого цвета, как и пряди волос, аккуратно зачесанные назад и собранные в косичку.  Добрые глаза были серого цвета, который, правда, по мере отдаления от зрачка переходил в светло-зеленый. – В наше время человеку для вдохновения и всплеска эмоций требуется слишком много внешних условий: музыка, кино, поэзия, природа и тому подобное. Однако, на самом деле это вдохновение никогда не покидает его собственного храма, оно всегда там. Просто надо набраться смелости и воли для того, чтоб заглянуть внутрь своего храма и открыть засовы на окнах. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий